Get Adobe Flash player
Как правильно класть плитку. Как класть плитку на стену быстро. Класть плитку своими руками. Как выбрать ламинат для квартиры. Какой лучше выбрать ламинат сегодня. Какого цвета выбрать ламинат. Как правильно клеить обои. Как клеить обои на потолок вертикально. Как правильно клеить углы обоями. Интересные самоделки своими руками. Качественные самоделки своими руками фото. Самоделки для дома своими руками. Как сделать потолок в доме. Чем лучше утеплить потолок дома на сегодняшний день. Утепление потолка дома своими руками. Бизнес идеи с минимальными вложениями. Успешные идеи малого бизнеса с нуля. Прибыльные бизнес идеи. Как сделать мебель своими руками. Сделать деревянная мебель своими руками. Сделать мебель своими руками видео. Опалубка для фундамента. Как сделать опалубку для фундамента быстро. Опалубка для фундамента купить.
НОВОСТИ

Встреча с Вольфом Мессингом

В этом месте следует сделать большое отступление и восстановить историческую правду. Многие люди вообще не знают, кто такой Вольф Мессинг,  другие заходят в Интернет и читают в Википедии глупости об этом великом человеке и думают, что нашли конечную правду. Есть много писаний типа: «Миф о Мессинге», «Гитлер и Сталин вообще не знали, кто такой Вольф Мессинг»,  «Вольф Мессинг - мистификация века» и т.д. Этим писаниям грош цена, люди сами не знают, о чём говорят.  Или знают, но водят вас за нос. Вольф Мессинг был всегда загадочной фигурой для советских властей  и вызывал большое недовольство  у  КГБ. Его артистическая деятельность, якобы «гипнотизёр на эстрадных подмостках», «артист Петрозаводской Филармонии» - были «личиной», прикрытием этого Мага и Кудесника. В действительности Вольф Мессинг был величайшим ясновидцем всех времён и народов. Я ищу сравнимый случай в Библии или Истории и не нахожу. Ни Моисей, ни Даниель не имели такого дара. Мишель Нострадамус был также ясновидцем, но менее понятным и истолковываемым. Все его предсказания были туманны и неопределённы. Вольф Мессинг же, напротив, был остёр, как хороший канадский топор и ясен, как правда. Каждое его слово было на вес золота. Перед тем, как нам было суждено встретиться, он проводил большие представления весной 1974 г. в Москве. Огромное количество народа собралось около кинотеатра «Октябрь» и каждый хотел прорваться к мастеру. Люди хотели, чтобы он сказал им только одно слово или прикоснулся к ним - ажиотаж был неописуемый. Его смерть 8 ноября 1974 г., через пару месяцев после нашей встречи и беседы, была  последней точкой в его поразительной судьбе и жизни, и началом путешествия по узкой тропе, начертанной мастером, для меня самого.

Приведу только одно маленькое его предсказание: «Тебе суждено столкнуться с Римским  Папой».  Эта фраза была загадкой для меня до тех  пор, пока рано утром в августе 1979 года в Регенсбурге, где я жил, я не налетел на велосипеде на какого-то монашеского вида пожилого человека в плоской  чёрной шляпе. «Да вы с ума сошли!» - бросились ко мне люди. - «Вы чуть не покалечили профессора Теологии Ратцингера». Я был сильно обескуражен произошедшим, отряхивал профессора от пыли и извинялся. И не знал, что столкнулся в прямом смысле  с будущим Римским Папой, как и предсказал мне Вольф Мессинг.

Вольф родился 10 сентября 1899 г в польском городке Гура-Кальвария (Гора-Кальвария) в семье польских евреев. Название Гора-Кальвария происходит от библейского холма "Голгофа" в Иерусалиме. Там, где распяли Христа. Детские его воспоминания связаны с тяжёлой работой и голодом. Вся семья, где было много братьев и сестёр, трудилась на своём клочке земли и едва сводила концы с концами.

Вольф был старший, ему доставалось тяжелее всех. Работа на винограднике и все мысли о еде. В одном ресторанчике нужна была посудомойка, - Вольф устроился туда, чтобы что-нибудь съесть дополнительно к домашнему голодному рациону.

Растущий детский организм  требовал, однако, большего и однажды Вольф упал в голодный обморок прямо посреди улицы. Собравшаяся толпа окружила его и спрашивала друг друга с интересом: «Он что, умер? Умер?» Однако, Вольф не умер, а впал в каталептическое  состояние и был похож на труп. Мальчика подобрали и отвезли в клинику. Вольф очнулся в тот момент, когда кто-то в  белом кителе наклонился над ним.

- «Господин профессор Абель, пожалуйста, не вызывайте полицию» - попросил мальчик.

- «Откуда ты знаешь моё имя?» - удивился профессор, - «и как ты догадался про полицию?»

- «Ну да, господин Профессор, Вы как раз подумали об этом».

Профессор понял, что мнимый умерший имеет какие–то особые качества и он заинтересовался мальчиком.

- «Где ты живёшь?»  – спросил профессор.

- «Нигде, просто на улице» - ответил Вольф.           

- «Хорошо» - подумал вслух профессор,- «оставайся при мне, ты не будешь голодать и научишься многим полезным вещам».

Так Вольф Мессинг попал в ученики к известному психиатру и невропатологу, профессору Абелю.   

Много важных вещей выучил Вольф у профессора Абеля. Он освоил технику выключения болевых рефлексов и введения себя в искусственную каталепсию. В конце концов, юный Мессинг нашёл себе место в цирке, где он демонстрировал гипноз, передачу мыслей на расстоянии, каталепсию. Получаемые деньги в цирке он инвестировал в своё дальнейшее обучение. Имея феноменальную память, Вольф впитывал знания, как губка. Слава о юном даровании  докатилась даже до Альберта Эйнштейна, и Вольф Мессинг посетил его в Вене, где также встретился с Зигмундом Фрейдом, известным психоаналитиком.

Не будем оспаривать этот факт, примем его на веру. Иногда события, происходящие может быть в голове героя, также реальны, как и самая жёсткая осязаемая реальность. Взять, к примеру, ночное путешествие пророка Мухаммеда в Иерусалим, куда он перенёсся в мгновения ока на своём волшебном коне Бураке. Мухаммед встретился там с Абрахамом, Моисеем, Иисусом и другими персонами и беседовал с ними. По нынешним временам сомнение  в достоверности этих встреч весьма чревато. Предания об этом называются Аль – Исра и не подвергаются сомнению.

Вера – это сильная вещь. На просьбу немецкого Кайзера о доказательстве бытия Божия, Лейбниц сказал:  «Ваше Величество, представим себе, что Бога нет, а я верю в него. По существу я ничего тогда не теряю. А вот наоборот - Бог есть, а я в него не верю - означает для меня большую потерю. Выбирайте сами».  Я верю рассказу Мессинга про встречу с Эйнштейном.

Существует много легенд и историй о чудесных качествах,  которыми обладал Вольф Мессинг. И есть много рассказов о его похождениях, которые не отвечают истине. Я сообщу вам, как говорится, из первых рук, ту правду, которую я сам о Вольфе Мессинге знаю и о нашей встрече с ним. Не исключено, что я был одним из последних людей, кому Вольф Мессинг сделал свои предсказания.

Дело было в 1974 году в городе Рязани. В конце лета 1974 года мы приехали на гастроли с Джазом Вайнштейна в Рязань. Там мы должны были дать 4-5 концертов. Начало представлений было на следующий день,  в 8 вечера. В первый день концерта не было, но мы развернули аппаратуру и провели репетицию. Иосиф Владимирович Вайнштейн очень  заботился о качестве звучания джаз-оркестра и часто проводил репетиции. Следует напомнить, что Джаз Вайнштейна был единственным в бывшем СССР биг-бендом, отвечавшим требованиям взыскательных любителей джаза, и хотя первое поколение Вайнштейновских Звёзд уже разъехались за границу  или разошлись, я имею в виду легендарных Валерия Милевского, Севу Левенштейна, Костю Носова, Геннадия Гольштейна. Звучание джаз-оркестра  в моё время, благодаря соло-альтисту Мареку Звонарёву, пианисту Сергею Ручинскому, флейтисту  Руслану Асадову,  виртуозу эфониума Виктору Мусорову, гроссмейстеру трубы Владимиру Бочарову,  баритон-саксофонисту Юрию Кельнеру продалжало оставаться первоклассным. Кого я ещё не вспомнил?  Каждый из музыкантов – саксофонисты  Владимир Захаров и Виталик Смирнов, музыканты группы труб  Евгений Синютин и Алексей Смирнов, тромбонисты Олег Вальцев и Александр Боровцов, не говоря уже о виртуозном Александре Авдеенко, украшавшим оркестр своей яркой игрой на контрабасе, - все они были тем благодатным материалом, из которого Иосиф Вайнштейн лепил свои незабываемые музыкальные полотна. Это было время Героев!

После репетиции подходит ко мне Иосиф Владимирович: «Александр Александрович»,- обращается он ко мне, - «Как нам быть?  Тут один еврей хочет завтра, до нашего выступления, дать свой концерт. Ему в принципе нужен только один микрофон на стойке. Как вы решите, убирать всю аппаратуру и снова разворачивать её для нашего концерта, или посидите и обслужите этого еврея на нашей аппаратуре?  Он заплатит». Я ответил, не думая долго: «Ах, Иосиф Владимирович, какие проблемы, ну, конечно, я посижу и поработаю с этим вашим евреем. А кто это такой?» – «Да фокусник один, такой Мессинг», -  отвечает Вайнштейн. Очевидно, что высокого мнения о Вольфе Мессинге Иосиф Владимирович не имел. На саксофоне Мессинг играть не умел. Про Чарли Паркера определённо не знал ничего. В глазах Вайнштейна большой порок. Как выяснилось позже, Иосиф Владимирович прекрасно знал всё о Вольфе Мессинге. И про мифическую встречу со Сталиным и про бегство из немецкой тюрьмы. Иосиф Владимирович был хорошо эрудированным человеком. В этом я убедился позже, когда мы с ним искали на кладбище в Тбилиси могилу Важа Пшавела. Был такой классик грузинской литературы. Его любили переводить Цветаева, Мандельштам, Гумилёв. Поэтому и наш интерес. Могила была на редкость скромной - небольшой камень, надпись на грузинском - «Важа Пшавела». Кстати, я сильно удивил тогда Иосифа Владимировича, что сумел прочитать надпись. А ларчик открывался просто - будучи любителем грузинских вин, я выучил грузинский алфавит, чтобы точно купить Хванчкара и не спутать с Киндзмараули  или Саперави.

Утром следующего дня у музыкантов был свободное время, а я двинулся в концертный зал. Концерт Мессинга был назначен в 14 часов, время ещё было, я пошёл в буфет попить чая с бубликом. Тут меня и нашёл администратор Вольфа Мессинга. Мы познакомились. Он объяснил мне,  что мне придётся отработать пять концертов за четыре дня и со мною они рассчитаются. Я успокоил его, что никаких проблем нет, я с удовольствием отработаю с Мессингом, о котором я много слышал и читал и для меня это большая честь. Оплата  для меня не главное - я живу не ради денег, а ради стяжания благодати Божией. Деньги придут сами, если Высшим Силам будет угодно. Моё туманное объяснение не очень понравилось администратору. Он покачал головой и пошёл. Мол, посмотрим, как ты с работой справишься. Администраторы (Директора) в художественных коллективах филармоний, Ленконцерта и Москонцерта были, как правило, люди практичные, если не сказать жёсткие, прагматики. Им приходилось постоянно иметь дела с вороватыми директорами концертных залов и филармоний и выбивать от устроителя положенные гонорары. Артисты и музыканты были озабочены повышением  своих ставок, и концертная деятельность была постоянно связана с наличностью. Жизнь в то время была жёсткой.

На фоне тогдашней меркантильности, а часто и беспринципности, резко выделялась своими положительными качествами Соня Лакони. Она была директором вокально- инструментального ансамбля «Дружба» с солисткой Эдитой Пьехой, а позже и директором музыкальной группы Эдиты Пьехи. С Соней Лакони (Софья Семёновна Лакони) мне пришлось познакомиться вплотную в короткий период нашей совместной работы в музыкальном коллективе Эдиты Пьехи. И она же рекомендовала меня руководителю «Поющих Гитар»  Анатолию Васильеву, куда я перешёл позже.

Соня была в молодости артисткой - акробатом («каучук»). На фронте в тридцатиградусный мороз, обнажённая, она показывала  свои номера бойцам перед атакой на врага. Моральная закалка и воля были у неё замечательные. И эти качества были очень нужны директорам художественных коллективов. Сильный и авторитетный директор коллектива также нужен, как и художественный руководитель. В этом плане достаточно посмотреть на судьбу «Битлз» - после неожиданной  смерти их директора Брайана Эпстайна, «Битлз» были выбиты из творческой колеи и, в конце концов, распались.  Напротив, группа «Роллинг Стоунс», благодаря их хорошим менеджерам  Эндрю Луг Олдхэму и Руперту Левенштайну,  живёт и процветает до сих пор. Что интересно, и Эпстайн, и Левенштайн были евреи. Директор группы Мессинга был еврей. Вольф Мессинг также был еврей. Моя жена Лена также была еврейкой. «Что-то здесь есть», - подумал я, - «Посмотрим, что же такое он показывает в своём представлении...»

Народу было много. Свободных мест не было. Вольф вышел на сцену - все зааплодировали. Мессинг был похож на профессора-пенсионера. Несмотря на возраст, - тёмные волосы. Среднего роста. Я с интересом наблюдал за происходящим. На сцене были две вращающиеся доски, типа школьных. Вызванные из зала добровольцы писали длинные ряды цифр. Это были целые таблицы из двадцатизначных и иных цифр. Вольф Мессинг стоял к таблицам спиной и не мог видеть цифр. Доски приводили во вращение. Мессинг бросал один взгляд на вращающиеся доски, коротко задумывался и называл результат сложения всех чисел. Этот результат проверяли добровольцы на электронной счётной машинке и давались диву. Как он увидел цифры, которые крутились  так, что ничего нельзя было рассмотреть, остаётся загадкой. Как можно сосчитать все эти длинные численные ряды? Очевидно, что голова маэстро была компьютером. Или здесь было что-то другое, совсем не связанное с механическим вычислением. Может быть,  Мессинг видит то, что нам, простым людям,  не дано? Например, оперирует в каком-то астральном информационном поле, типа Акаша-Хроники Рудольфа Штайнера? Так сидел я перед микшерским пультом в высшем напряжении и не отрывал глаз от чудес, происходивших на сцене.

Между тем, представление шло дальше. Дюжина вызванных из зала добровольцев застывала в немыслимых позах. Загипнотизированный зритель, уложенный в качестве мостика,  между двумя  стульями, выдерживал вес двух плотных дам, как- будто его тело стало деревянным.

Далее было общение с залом. Доброволец из зала был посредником и сообщал Мессингу ряд и место в зале. На этом месте была какая-то случайная дама. Мессинг сообщал залу, что в сумочке дамы находится платочек, кошелёк в котором лежит три рубля, 17 копеек и паспорт на имя Тамары Васильевны Ивановой  с номером 4 ЯЖ- 483712. Публика проверяла это и убеждалась, что так оно и есть. Такие фокусы можно было продолжать до бесконечности. Маэстро ошибок не делал. То, как Мессинг мог узнавать содержимое закрытых сумочек и читать там номера паспортов на дистанции, убедили меня ещё сильнее, что здесь мы имеем дело с операциями в неизвестном человечеству информационном поле. Определённо, здесь в действии какая-то квантовая механика, - думал я. Здесь что-то в игре вроде принципа неопределённости Шрёдингера, спиновой конфигурации электронов, или даже  теории струн. Мессинг перемещается силой мысли в информационно- энергетическое поле и видит своим внутренним взором явления,  которые нам, простым смертным, не видны. Конечно, Вольф Мессинг не сможет объяснить, каким образом он это делает, да ему это и не нужно. То, чему мне посчастливилось стать здесь свидетелем, - это просто откровение Божие, думал я. Нужно пересмотреть свою жизнь с точки зрения приобретённого здесь опыта. В тот момент я и не предполагал, что результат будет куда как более впечатляющим. Но в тот момент мне было интересно найти объяснение увиденному. Судьбою была подарена мне возможность пять раз подряд просмотреть и пережить представления, даваемые Вольфом Мессингом. 

После представлений  Вольфа Мессинга начинались наши представления – Джаз-Оркестр Иосифа Вайнштейна. В один из дней я увидел,  к своему удивлению, что Вайнштейн пришёл заранее и смотрел из-за кулис на работу Вольфа Мессинга. «Ну как вам, Иосиф Владимирович?» - «Не тем он занимается.» - сказал мне Вайнштейн,- «При его даровании ему нужно было бы быть раввином в синагоге. Стал бы учителем еврейского народа больше и важнее, чем Гилель или Рамбан. А здесь он гоям фокусы показывает...»

Здесь можно было бы отвлечься на особенные наши отношения с Йосифом Вайнштейном. В начале нашей совместной работы он считал, что я антисемит и  фашист, и так и называл за глаза: «Где этот фашист ходит? Почему он не в зале?» Постепенно он узнал, что я хоть и этнический немец, но, тем не менее, антифашист и даже женат на дочке известного раввина. Я изучал в то время иврит и возил с собою тетрадки и учебники. Аппаратуру я проверял,  диктуя: «Алеф, бейт, гимел, далет».  Постепенно у нас установились доверительные отношения, а в дальнейшем мы вообще стали большими друзьями. Иногда у нас разговор заходил об учителях еврейского народа. Иосиф Владимирович не был религиозен, но имея большую эрудицию, знал очень многие вещи, читал в свободное время. Часто мы совместно посещали музеи или осматривали достопримечательности, вроде усадьбы Льва Толстого «Ясная  Поляна».

Высказывание Вайнштейна повернули мои наблюдения над Вольфом Мессингом в другое русло. Какая жизненная сверхзадача у этого уникального человека? Зачем его послали к нам?  Не только же гипнотизировать зрителей и повергать их в удивление? Я видел, что Вольф Мессинг несколько раздражённо ведет свои представления и чувствовал его напряжение. Всё, что он делал, было как бы через силу. Я видел, что Вольф Мессинг далеко не такой счастливый человек. Была какая-то особенная аура. Или он болен, думал   я, или работает через силу из-за денег. Нет, решил я, денег мне за работу не нужно. Я им так и скажу. Мне посчастливилось быть свидетелем особенного, паранормального явления, спасибо и на этом.

В последний день, в воскресенье были два концерта с Вольфом Мессингом. Первый в 14 часов, второй в 17 часов. После второго концерта, который закончился уже после семи вечера, я бросился быстро расставлять микрофоны. Рабочие сцены во главе с Юрой Шварцбургом, нашим администратором и распорядителем, стали вытаскивать и монтировать наши станки и вешать задники. Тут ко мне подходит директор группы Мессинга и благодарит меня за проделанную работу. Всё было на высшем уровне. Он спросил меня: «Сколько мне нужно заплатить за работу?» - «Ничего мне не нужно», -ответил я, -  «Я очень впечатлён работой великого Мага и Волшебника  Вольфа Мессинга и счастлив, что был свидетелем этого явления. Спасибо вам за оказанное доверие». – «Да вы не стесняйтесь, скажите, сколько вы хотите, мы вам заплатим», - настаивал директор. «Нет- нет, спасибо. Я чувствую, что деньги я у вас брать не должен».- «Ну, ладно», - согласился директор, - «я так Вольфу  Григорьевичу и скажу».

Директор ушёл. Я продолжал бегать по сцене. Скоро концерт. Тут директор появляется снова: «Вольф Григорьевич приглашает Вас попить с ним чаю. Вы ведь любите чай?» - «О, да! Чай я люблю». Наверное, у Мессинга, особенно, хороший чай, - подумал я, - пойду выпью.

«Юра», - подошёл я к Шварцбургу, - «Я ненадолго, на пару минут. Мессинг хочет пригласить меня на чай. Вы пока расставляйте всё дальше». Шварцбург был недоволен: «До впуска зрителей осталось тридцать минут. Ты там не задерживайся. Джозеф будет нервничать, что ты ушёл». – «Да я не ушёл, я здесь», - указал я на круглый столик, стоящий прямо в задней части сцены, в правом углу, за которым сидел Вольф Мессинг и пил чай из стакана в подстаканнике. На столике был красивый фарфоровый чайник.    

Я подошёл к Мессингу и представился.  «Спасибо, молодой человек, вы нам очень помогли», -  поприветствовал меня Мессинг.  «Я был рад помочь вам, маэстро», - ответил я. «Садитесь, выпейте стакан чаю»,- пригласил меня Мессинг. Я сел. Первый раз я рассмотрел Мессинга вблизи. Его тёмные глаза, излучавшие особую энергию, пышная шевелюра, морщинистый лоб делали его похожим на некого друида, или вавилонского жреца. Видно было, что он устал после концерта и медленно приходит в себя. «Вам с сахаром?» -  спросил он и налил мне стакан чаю. Чай был хороший. Я думаю, индийский, «Три слона». Теперь такого нет.

Хорошего чая теперь вообще не стало. То ли чай ухудшился, то ли я не то покупаю. Лет тридцать назад я заказывал себе отличный чай – Лиловая этикетка - из одной конторы в Гамбурге. Это был какой–то сорт Даржилинга. Вкусный, ароматный чай, замечательного золотистого цвета.  К сожалению, фирма закрылась и чая такого не стало. Теперь же, в специализированном магазине есть сотня сортов, каждый стоимостью от 12 до 19 Евро за 100 грамм. Не подступишься. Да и не знаешь, что купить. А в магазинах- супермаркетах пачки чая - какая-то дрянь. Густой, тёмный, тяжёлый на вкус. Нет, не  то... Лучший чай, который мне удалось попробовать за последнее время, был в Варшаве. Там он называется Хербата. Специальная чайная, в полуподвальном помещении, где подают только чай. Наверное, Вольф Мессинг в молодости, в пору его бытия в Варшаве, также пристрастился к лёгкому хорошему чаю.

«Вы немец?» - спросил меня, или скорее проконстатировал, Мессинг.  

«Да, этнический немец.»

- «Вы будете жить и закончите ваши дни в Германии, вблизи Франкфурта-на-Майне, знаете такой город?» – продолжил Мессинг.

- «Нет, не знаю. Про Франкфурт-на-Одере знаю, или Карл Маркс Штадт, или Лейпциг знаю, а про Франкфурт-на-Майне не знаю. Большой город? И что мне делать в Германии?» – возразил я, - «Я учил в школе и в институте английский.  И если уж мне суждено где-то жить вне Родины, то определённо в Штатах.»

- «Нет», - возразил Мессинг, - «Благодаря вашей еврейской жене вы эмигрируете в Израиль, но будете жить в Германии. И родители ваши также будут также жить и умрут в Германии. А дочь ваша будет жить в Израиле.»

- «Да», - заверил меня Мессинг, - «Вы будете жить в Германии. Учите немецкий. Sprichst Du Deutsch?» – спросил он меня, переходя на ты.

- «Да нет, слабо. На  уровне Гитлер капут и Хенде хох», - объяснил я.

- «Это плохо», - укорил меня Мессинг, - «Купи учебник и учи. А работа твоя с твоим братом и с Эдитой Пьехой долго не продолжится. Так что, не сильно распускай крылья. Ты будешь напоследок в «Гитарах» работать и совсем не  в Джазе. Я скажу тебе кое-что, что будет для тебя чрезвычайно важным,» - продолжил Мессинг, -  «Когда заболеет самый дорогой тебе человек и ты будешь в отчаянии, не падай духом. Это пройдёт. Ты, кроме того, найдёшь золотой клад. Но когда поедешь за вторым золотым кладом в страну у чёрного моря, не бери его – принесёт несчастье».

Вольф Мессинг предсказал все события моей жизни, и слова его падали как тяжёлые гири. В его предсказаниях были большие  испытания, которые выпадут на мою долю и не было ничего хорошего, что ободрило бы меня и дало позитивный импульс. Я был испуган и подавлен.  Мне хотелось встать и уйти, но ноги не слушались меня.

- «Маэстро, за что мне такие беды?» - взмолился я.

– «А не за что - кармическая задолженность,» - объяснил мне Мессинг.

- «Хорошо, Вольф Григорьевич», - взмолился  я, - «А что же ожидает меня в ближайшие пару лет?»

- «Сказать я могу, это не трудно», - ответил Мессинг, - «Но ты должен понимать, что чем точнее предсказания, тем опаснее возможность негативно повлиять на события».

 Я попросил назвать события в общих чертах.

- «Ты будешь совместно с твоим братом затевать новое дело под крылом знаменитой певицы».

– «Пьеха!» - подумал я.

- «Около неё есть пожилая женщина».

 - «Администратор Соня Лакони», - подумал я.  

- «Это твой ангел-хранитель. Затея для тебя кончится плохо, для твоего брата тоже. Один еврей сломает ваши планы. Но не падай духом. Все, в конце концов, образуется».

Разговор был долгим. Чай давно остыл. Юра Шварцбург маневрировал на почтительном расстоянии, но как-то не решался подойти, чтобы сообщить, что через десять минут начинается концерт, а мы так и не сделали саунд-чек. Иосиф Вайнштейн также стоял на значительном расстоянии, наблюдая за нами и не выражая никакого возмущения. Музыканты также вели себя на удивление тихо. Все словно понимали, что здесь что-то происходит и предпочитали подождать.

Разговор с Мессингом закончился. Я поблагодарил его и встал. Мне показалось, что сцена вся покосилась. Пол под ногами был какой-то кривой, и я шёл, качаясь. «Тебе что, плохо?» - подбежал ко мне Юра Шварцбург, -. «Да ничего, пройдёт, Юра» – ответил я заплетающимся языком, - «Ну ладно, ладно, поговорим потом». Подошёл Вайнштейн. «Вы сможете работать?» - спросил он меня, глядя на моё бледное лицо.  «Да ничего, Иосиф Владимирович, сейчас всё пройдёт».

Концерт наш прошёл, как всегда, с большим подъёмом.

Теперь, по прошествии сорока лет, после описываемой встречи и разговора с Вольфом Мессингом, я всё ещё возвращаюсь мысленно к нашей беседе и нашему чаепитию. Как мог Вольф Мессинг заглянуть в моё будущее и прочитать все события в книге судьбы? Значит, и прошлое, и будущее - всё это существует одновременно в каком–то другом измерении и человек способен увидеть пространственно – временной континуум во всей его протяжённости .

Сейчас физики поняли, что сознание человека способно влиять на объективную реальность. Есть тёмная материя, тёмная энергия, Бозон Хигса, отвечающий за появление массы во вселенной. Есть, по всей вероятности, особое универсальное энергетическое и информационное поле, существующее, возможно, на струнном уровне. То есть на глубинных уровнях существования, на которых отдельный атом - это как солнце, а струны как муравьи по сравнению с солнцем. Фотон света меняет свою физическую форму в зависимости от того наблюдают за ним или нет. Если никто за фотонами не наблюдает, то они ведут себя как отдельные частицы, вроде мячиков – корпускул. Это видно на фотоплёнке. В тот момент, когда появляется наблюдатель и хочет посмотреть за прохождением фотонов через щели, фотоны немедленно превращаются в волны и возникает картина интерференции.  Этот физический феномен получил в квантовой физике название «Эффект Наблюдателя». 

Современная физика исходит из того что всё существующее во вселенной  материализуется из квантового поля,- в сущности, из пустоты. Пустота, другими словами вакуум, содержит энергию, которая может превратиться в материю. Вольф Мессинг предсказал мне и то, что на старости лет я стану заниматься вопросами квантовой физики и работать в научно исследовательском институте Физики Твёрдого Тела на родине моих предков. Тем более, я закрепляюсь в мысли, что великий Маг и Кудесник  Вольф Мессинг был уникальным физическим и информационным инструментом, созданным в подарок человечеству, с помощью которого мы могли бы многое испытать, проверить и понять. Но Мессинг, наверное, родился слишком рано. На его долю пришлась мировая война, авторитарный террор и великие социальные потрясения. Поэтому он предпочёл прожить свою жизнь как артист эстрады и показывать свои номера оригинального жанра.

                                                                                                                                                                                             Александр Калле, январь 2016.

 

На сайте

Сейчас 149 гостей онлайн
Нравится