Get Adobe Flash player
Как правильно класть плитку. Как класть плитку на стену быстро. Класть плитку своими руками. Как выбрать ламинат для квартиры. Какой лучше выбрать ламинат сегодня. Какого цвета выбрать ламинат. Как правильно клеить обои. Как клеить обои на потолок вертикально. Как правильно клеить углы обоями. Интересные самоделки своими руками. Качественные самоделки своими руками фото. Самоделки для дома своими руками. Как сделать потолок в доме. Чем лучше утеплить потолок дома на сегодняшний день. Утепление потолка дома своими руками. Бизнес идеи с минимальными вложениями. Успешные идеи малого бизнеса с нуля. Прибыльные бизнес идеи. Как сделать мебель своими руками. Сделать деревянная мебель своими руками. Сделать мебель своими руками видео. Опалубка для фундамента. Как сделать опалубку для фундамента быстро. Опалубка для фундамента купить.
НОВОСТИ

Моё военное детство

«Мне не снились сказки, снилась корка хлеба,
Да большие бомбы, что летели с неба…»

(из песни «Наташка» муз. Б.Потемкин, стихи А.Аускерн)

 

«Война… Люди против людей, уничтожают одних, унижают других, издеваются, заживо сжигают…

В 1939 году началась вторая мировая война… Франция. Мне было два года. Самые первые мои воспоминания из детства связаны с бомбежками. И хотя Франция сразу же капитулировала, ее бомбили, причем прицельно – шахты и те улицы, где были застройки. Когда начиналась бомбежка, отчим кричал: «Быстро, побежали!» И мы убегали в поля. До утра, пока стрельба не прекращалась, спасались бегством, отсиживаясь где-то. И так – всю войну.

Дело в том, что шахтеры были в сопротивлении фашистам. Они пускали под откос поезда, которые увозили уголь с севера Франции в фашистскую Германию. Кто-то попадался. Немцы могли за одного такого партизана-шахтера расстрелять сразу нескольких, а то и целую группу, в отместку. И кричали при этом: «Нексте! Нексте!» То есть «Следующий! Следующий!» В память эти гортанные выкрики фашистские врезались настолько, что впоследствии в моем репертуаре появилась песня под названием «Следующий!»: «Если ты забудешь об этом, следующим будешь ты!..»

Обстановка была очень тяжелая  морально и физически. Тотальный голод коснулся каждой семьи в той или иной мере. По карточкам выдавали гнилой сыр. Он был уже совершенно не годен к употреблению. А еще давали прокисшее вино, которое мама кипятила, получалось какое-то количество спирта в результате. Отчим брал этот спирт, прорывался за кордон и менял на что-то съедобное, чтобы мы не умерли от постоянного недоедания. Еще я помню, что какое-то время мама, чтобы хоть что-то заработать на еду, стирала белье одному немцу. Она говорила тогда: «Нет фашистов, есть плохие и хорошие люди»… Этот немец, которого она обстирывала, приносил нам котелок с солдатской похлебкой, - видимо то, что сами не доедали. Так мы и выживали, с этой похлебкой  да прокипяченным гнилым сыром.

Конечно, в силу возраста, больше всего мне запомнился уже конец войны. Нас собрала учительница в нашем бомбоубежище, где проходили школьные занятия, и сказала: «Дети, мы с вами разучивали песню, которую я вам строго запрещала петь, где бы то ни было. А сегодня вы должны петь ее громче всех!» Это была «Марсельеза» - гимн  Франции. И хотя поселок шахтерский наш был невелик, казалось, что в тот день на улицу вышло все живое, что только могло дышать и петь, и это все дышало и пело «Марсельезу». Изо всех сил пела и я, вместе со всеми, несмотря на то, что  у меня был туберкулез и я  была  уже совершенно скелет - кожа, натянутая на кости, тощая, с огромными глазами, удивленными, радостными, грустными – все сразу.

Помню, как все люди обнимались… А мама говорила: «Больше не будут бомбить, больше не нужно убегать…» Это был день 9 мая, впоследствии объявленный Днем Победы.

До сих пор с тех времен во мне сохранился страх перед голодом. И теперь я, приходя в магазин, покупаю не только то, что мне действительно нужно купить из продуктов, но и то, и другое, и третье. Хочется купить сразу все! Чувство голода осталось со мной навсегда, как наследство военного детства. И «Баллада о хлебе» появилась в моем репертуаре не случайно – это своего рода протест против моральной сытости, которая сегодня мешает людям, не знающим войны, помогать друг другу в бедах, реагировать, когда нужно помочь более слабому… Поэтому когда я пою перед блокадниками-ленинградцами, мы понимаем друг  друга без лишних слов… 

Блокадники смогли пережить немыслимое горе, голод, лишения во многом благодаря тому, что держались вместе. Делились порой последними крошками хлеба. Они рассказывали мне, как из опилок и клея варили подобие пищи и этим подкрепляли себя. Мне ленинградцы рассказывали такие ужасы, что фашистская баланда во Франции начинала казаться дорогим лакомством. Я восхищаюсь этими людьми и сейчас, их выдержке, терпению, чувству собственного достоинства, их дружбе. Сколько людей пострадало в этой войне!

Я помню военное прошлое. Забыть то, что было – это как забыть свое собственное имя. Невозможно даже мысль о забвении допустить… Ради наших родителей, для наших детей и внуков мы обязаны выполнить свою миссию и, пока мы живы, хранить то, что знаем,  и говорить об этом, пока нас слышат…

Вечная память героям и безвинным жертвам фашистских захватчиков!»

Эдита Пьеха


На сайте

Сейчас 161 гостей онлайн
Нравится